LV
Вернуться на главную
Феномен русской цивилизации
«История не учительница, а надзирательница,
она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».
В. О. Ключевский
 
Еще А.С. Пушкин настоятельно призывал современников: «Поймите же, что Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою, что история ее требует другой мысли, другой формулы». Крупнейший мыслитель пушкинской поры Чаадаев, будучи в начальный период своего творчества западником, в конце жизни пришел к убеждению: «Мы не Запад, Россия не имеет привязанностей, страстей, идей и интересов Европы. Возьмите любую эпоху в истории западных народов … и вы увидите, что у нас другое начало цивилизации». И это начало – Православие.
Историческая память русской нации включает в себя не только память исторических событий, достижений и культурных ценностей. Она включает в себя и ценности православного духовного опыта, которой в развитии русской нации играл определяющую роль. 
            В книгах С.Г. Кара - Мурзы достаточно подробно рассмотрены различия русской и европейской цивилизаций. Церковь и империя в России были настолько иными, чем на Западе, что вся конструкция общества оказывалась иной. Мы помним, какую роль сыграли в судьбе Европы религиозные ордены – тамплиеры и госпитальеры, францисканцы и иезуиты. Они создавали финансовую систему Запада, всепроникающую инквизицию, всемирную тайную политическую сеть и систему образования элиты.
            Не было этого в России, как не было и многолетних войн европейского типа. Столетняя война, Тридцатилетняя война, война Алой и Белой розы – можно себе представить такое в России? Не было походов Карла Великого, превративших Европу в «кладбище народов», не было и Крестовых походов.
            Не было в России феодализма и рыцарства, а быстро установилось самодержавие. В России было немыслимо, чтобы какой-то рыцарский орден, вроде Ливонского, владел, скажем, половиной Сибири как независимым государством. Поэтому России и не требовалось «Возрождения» от темного Средневековья, не надо было искать образцов для возрождения в греческой античности. И такого национального несчастья, как Реформация, у нас не случилось – Православие не породило в России религиозных войн, уносящих до двух третей населения. В этом смысле наш церковный раскол не идет ни в какое сравнение с Реформацией. Не было и костров, на которых в Европе сожгли около миллиона «ведьм».
            Не было Варфоломеевских ночей, не было алхимии. Не было «британских огораживаний», превративших большинство населения в пролетариев и бродяг. Не было очистки целых континентов от местного населения. Не было работорговли, которая опустошила Западную Африку. Не было опиумных войн, поставивших на грань вымирания Китай. Не было русского Наполеона, не было и русского фашизма – колоссального по мощности «припадка» Запада.
Как избавителя от тирании, встречают Наполеона в Германии: там он освободил крестьян от крепостного права. Но в Российской империи даже крестьяне, которым он нёс  свободу,  политические  права,  встретили  его  как Антихриста – с топорами и вилами.
Россия вовсе не подверглась или слабо подверглась влиянию основных исторических феноменов, присущих западной цивилизации, среди которых: римское католичество, феодализм, Ренессанс, Реформация, экспансия и колонизация заморских владений, Просвещение и возникновение национального государства.
Семь из восьми отличительных характеристик западной цивилизации – католическая религия, латинские корни языков, отделение церкви от государства, принцип приоритета права, социальный плюрализм, традиции представительных органов власти, индивидуализм – практически полностью отсутствуют в историческом опыте России.
            Запад часто обвиняют в двойных стандартах. Это не совсем верно, все зависит от системы координат. На самом деле у Запада стандарт один, а система координат «выгодно – невыгодно», все остальное в расчет не берется. Запад может также обвинить Россию в двойных стандартах, вместо того чтобы оценивать события в четкой системе критериев выгодности, русские все время оценивают с точки зрения совести и справедливости.
            Визитной карточкой западного человека является, во-первых, доминирующее стремление к материальной обеспеченности, во-вторых, индивидуализм, в-третьих, рационализм. Это ключевые характеристики западного человека, которые порождают широкий спектр отличительных особенностей западного психического склада.
            В основе русского самосознания лежат идеи, вытекающие из православной духовности. Главными и определяющими идеями являются идеи державности,   соборности и служения. Державность – это государственное мышление, преобладание государственного над личным в жизни. Русский человек испокон веков в первую очередь думал об Отечестве, стремился отдавать свой долг Отечеству. В рамках соборности личность самоутверждается лишь в служении, когда, подчиняясь духовно высшему, она социально служит низшему. Любое самоутверждение личности вне этой единой духовно-социальной системы для русского человека есть актуализация гордыни, как первичной формы демонизма. В рамках православной соборности, по словам С. Л. Франка: «Равенство есть не что иное, как всеобщая призванность к свободному служению».
Из соборности вытекает и православное понимание свободы личности. Абсолютная свобода как отделение части от целого в контексте социального организма абсурдна. Лишь в контексте целого свобода личности обретает смысл. Лишь организация и структура обеспечивают возможность реализации свободы, ведь свобода без реализации ничто. Свобода личности – это свобода духа и реализовать себя дух может только в структурированных формах. Реализация свободы личности в православной соборности раскрывается как свобода для целого, тогда как в западной цивилизации эта свобода от целого.          
Склонность русского народа к общине и артели составляла один из основных устоев народной жизни. Обе эти формы народной жизни являлись фундаментом российской экономики и государственности, обеспечивали  стабильность и устойчивость. Вдохновителем общинного образа жизни был преподобный Сергий Радонежский. Созданные им и по его благословлению общежительные монастыри стали образцами самоорганизации крестьянских общин.
Общинный принцип пронизывал все, даже семейную жизнь. Семья являлась как бы маленькой общиной. Именно ее глава ¾ «большак» отвечал перед миром за действия каждого члена своей семьи, за своевременность выплаты семейной подати. Но «большак» не мог единолично распоряжаться семейной собственностью, например, лишить своего сына надела, так как она была лишь в управлении «большака», но принадлежала всей семье. Это охраняло каждого члена семьи от разорения и обезземеливания.
            К богатству и богачам, к накоплению русский человек относился недоброжелательно и с большим подозрением. Как трудовой человек, он понимал, что «от трудов праведных не наживешь палат каменных». Стяжание богатства выше своей потребности, накопление всяких благ выше меры не вписывались в шкалу его жизненных ценностей. «Не хвались серебром, хвались добром». Многие в народе считали, что любое богатство связано с грехом.
            По православной традиции богатство должно служить и помогать людям. Если же богатство направлено на их эксплуатацию, то оно преступно. Особенно это касается ростовщичества и ростовщических банковских операций. На Руси ростовщичество считалось серьезным преступлением против заветов Господа Бога.  
В России, позднее в СССР, труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия – «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создана масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта западного человека. Ведь для западного человека эпохи Реформации труд – «проклятие Божье».
Феномен русской цивилизации – это продукт самобытных корней Киевской Руси и Москвы, существенного византийского влияния и длительного монгольского правления. Эти факторы и определили общество и культуру, которые мало схожи с теми, что развились в Западной Европе под влиянием совершенно иных сил.
Митрополит Санкт- Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), отмечал: «Ключ к пониманию русской жизни лежит в области духовного постижения. Общественное развитие определяется духовным состоянием человека, его души, его совести. Если вникнуть в глубину и корень практически каждого значимого социального явления, в потребности, интересы и самую мотивацию поведения людей, то можно усмотреть, что именно духовное выступает его базисным и первичным основанием. И не усвоив этого, не поймем мы ни самих себя, ни свой народ, ни свою историю».
 
Валерий Бухвалов, Dr.paed.


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».