LV
Вернуться на главную
Князь света

 Наша история изобилует именами великих святых, жизни и подвиги которых безгранично восхищают. Но вся эта славная рать милостью Божьей смогла выступить и победно взойти на Небеса благодаря одному человеку. Тому, кто поднял труд равный апостолам, кто свершил миссию равную библейским пророкам - великому святому равноапостольному князю Владимиру. 

Крест Робичича
Своей крепкой рукой князь Владимир вытащил огромную страну, цепь в десятки поколений из преисподней идольского плена. Как Моисей вывел евреев из египетского рабства, так князь Владимир свой народ - из рабства языческих кумиров и болота поганских капищ. С него началась великая Святая Русь, им утвердился оплот православия Европы, а впоследствии всего мира. Недаром именно он избран Спасителем предводителем и вожаком для всех, кто рождался и еще родится на нашей земле. Но почему же именно он?
Фигура князя Владимира, давно ставшая легендарной и былинной, первым делом являет собой символ и отражение того, что зовется «загадочной русской душой». В нем бурлил океан страстей, часто перехлестывавший обозримые берега. Самый драматичный характер всей отечественной литературы не сравниться с тем нравом, которым обладал в жизни князь Владимир. В его жилах текла кровь благородных Рюриковичей и славянки-простолюдинки. Он был сыном киевского князя Святослава Игоревича и рабыни Малуши, ключницы княгини Ольги. Мы не знаем точной даты его рождения: исходя из разных источников, историки определяют ее между 942 и 952 годами.
Ольга «в гневе» на свою рабу, за то что та сошлась с ее сыном, сослала ключницу подальше от глаз, в сельцо Будотино под Псковом. Однако вскоре княгиня вернула внука в Киев, где воспитывала при своем дворе. Можно только догадываться о сложных переживаниях ребенка, которого презрительно за спиной прозвали «робичич», что значит «сын рабыни». Но Владимира растила не только бабка-христианка. Одновременно к нему приставили «кормильца», как это было принято на Руси: им стал «уйко», то есть родной дядя по матери Добрыня, истовый язычник.
Известно, что Святослав не взял в расчет третьего младшего сына при разделе земель. Но когда к нему прибыло посольство из Новгорода и попросило: «дай нам Владимира», он сразу согласился. Так в конце 969 года Владимир, будучи еще ребенком, обрел собственный «стол» в Новгороде. В сопровождении дяди Добрыни он отправился на место княжения. Там он возмужал, обрел дружину и первую жену - чехиню Аллогию, которая принесла ему первенца - сына Вышеслава.
Всего Владимир имел пять жен до крещения и дважды вступал в брак, став христианином. Его супругой после «чехини» стала Рогнеда, полоцкая княжна, которую он насильно сделал своей женой, начав войну с ее отцом, князем Рогволодом. Рогнеда жестоко поплатилась за то, что посмела презрительно отвергнуть предложение «робичича». Захватив Полоцк, Владимир обесчестил Рогнеду на глазах ее отца и матери, а затем убил обоих родителей.
Третьей женой князя стала вдова убитого им сводного брата Ярополка, бывшая монахиня-гречанка Наталия, которую он взял беременной, ослепленный ее красотой. Ее сына «двуотчича» Святополка, (которого мы знаем как «Окаянного») он усыновил и воспитал наравне с собственными детьми. Еще одной женой Владимира стала «болгарыня», мать князей Бориса и Глеба. В поминальных записях Начальной летописи среди княжеских жен наряду с Рогнедой названа еще Мальфрид, судя по имени скандинавско-варяжского происхождения. От этих браков великий князь имел 13 сыновей и десять дочерей. Помимо законных жен, князь имел сотни наложниц: «300 в Вышгороде, да 300 в Белгороде, да 200 на Берестовом, в сельце». Но и наложницы не могли удовлетворить его. «Ненасытен был в блуде, приводя к себе замужних жен и девиц растлевая», - с осуждением писал о Владимире летописец.
 
Огнем и мечом
В 977 году братья Владимира - Ярополк Киевский и Олег Древлянский пошли друг на друга войной, в которой Олег погиб. Получив это известие, Владимир бежал из Новгорода «за море». Объединив силы с варягами, огромная новгородская рать выступила в поход на Киев. Осажденный несколько месяцев город побежден был хитростью и коварством князя - условившись с киевским воеводой Блудом, Владимир выманил Ярополка в ближний городок Родню. Там воевода уговорил старшего брата сдаться на милость младшего, а сам передал в Киев: «Сбылась-де мечта твоя. Веду к тебе Ярополка. Приготовься убить его». И Владимир решился на братоубийство. Когда Ярополк ступил в покои Владимира, двое варягов, стоявших в дверях, подняли его на мечах «под пазуху». 11 июня 978 года Владимир провозгласил себя великим князем киевским и русским. С этого момента началась эпоха его 37-летнего княжения.
Однако впереди было еще десятилетие до крещения, исполненное черными красками. Жестокость, злопамятство и  непомерное сластолюбие Владимира с ужасом описывали отечественные и заморские летописцы. К тому же князь был яростным язычником и противником христианства. После вступления на киевский престол он устроил на холме возле своего дворца  языческое капище с пятью огромными идолами, главным из которых был Перун. «И поклонялись люди им, нарицая их богами, и приводили сынов своих и дочерей, и приносили жертвы бесам... И осквернилась кровьми земля Русская и холм тот», - плачет летописец. На «Перуновом холме» приносились и человеческие жертвоприношения. Однажды жребий пал на двор варяга-христианина Феодора, сына которого киевские язычники потребовали принести в жертву. Отец не отдал своего отрока на заклание бесам. Но язычники, подрубили сени, на которых они стояли, и убили отца с сыном. Эти варяги-христиане Феодор и Иоанн стали первыми в Русской земле мучениками за веру.
В отличие от братьев Владимир всегда был горяч до веры - его интересовал этот предмет. При всех пороках князя, ему был свойствен истовый поиск Бога, иначе он не обрел бы Его. И Господь, зрящий каждого по сердцу, видел эту его жажду. Да, князь часто был слишком вспыльчив, гневлив и эмоционален. Но при этом его душа знала простодушие, искренность и искала справедливости. А главное - у него была живая совесть: его тяготили и мучили его грехи. И он почувствовал, что его жалкие деревянные боги ничем не помогут его душе. Князь приступил к поискам. Летопись рассказывает, как он принимал послов от волжских болгар (мусульман), латинян (католиков) и хазарских евреев, предлагавших ему принять их законы. Затем из Византии в Киев прибыл  греческий философ, изложивший Владимиру преимущества православного вероучения. Выслушав всех, Владимир приступил к «испытанию вер»: избрал «добрых и смысленных мужей» и отправил их в разные страны, чтобы те на деле сравнили, как поклоняются Богу разные народы.
Возвратившись из Царьграда в Киев, послы поведали: «Не знали - на небе или на земле были мы, ибо нет на земле красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом. Знаем только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех странах». После совета с боярами и «старцами», Владимир принял решение креститься.
 
Красно Солнышко
Есть две основные версии обращения князя Владимира. По одной (более вероятной) он принял крещение в Корсуни - греческом Херсонесе, по другой - в Киеве. Так или иначе, в 988 году это историческое событие состоялось. Великий русский князь отправил в Константинополь к византийским императорам Василию и Константину послов с требованием выдать за него замуж их сестру, порфирородную царевну Анну. Императоры согласились, но с непременным условием - принять православие русскому правителю. «Скажите царям так, - обращается Владимир к посланникам императоров. - Я крещусь, ибо прежде испытал закон ваш, и люба мне вера ваша и богослужение, о котором поведали мне посланные нами мужи».
Когда царевна Анна в сопровождении приближенных и священников приплыла в Херсонес, Владимир «по Божественному промыслу в то время разболелся очами, так что ничего не видел, и скорбел очень, и не знал, что делать». Анна послала к нему с такими словами: «Если хочешь избавиться от этой болезни, то крестись поскорее; иначе не выздоровеешь». Князь велит корсунскому епископу это исполнить. «И когда возложил епископ руку на него, тотчас прозрел Владимир». Здесь же, в Херсонесе Владимир, получивший новое имя Василий, в честь византийского императора Василия II, венчался с царевной Анной.
В некоторых источниках история прозрения князя Владимира считается легендой. Но не слепцы ли так считают? В крещенской купели Господь отверз князю не только физические очи, но и духовные. И тому подтверждение вся его последующая жизнь - крещение Киева, а следом Новгорода и всей Руси. Повсеместное свержение языческих истуканов, строительство в стольном граде на месте капища главного храма, каменной Десятинной церкви во имя Пресвятой Богородицы, и еще 400 церквей по стране, основание русского монастыря Русика на Афоне, и десятков новых городов. При Владимире рождается русский монетный двор - князь начал чеканку «златников» и «сребреников», на которых он изображен сидящим на престоле. Владимирово крещение принесло Руси грамотность и культуру, вырвало наших предков из тьмы невежества, соединило разрозненные племена в великий народ и открыло путь к спасению. Святой равноапостольный великий князь Владимир стал отцом всей русской цивилизации, которая поражает своей грандиозной историей и величием. 
И все же для «отрясшаго слепоту во святей купели, душевную вкупе и телесную» самым главным делом стало покаяние и милосердие. Наверное, с тех пор не было князю Владимиру в этом равных. По слову апостола: «где умножился грех, тут изобилует благодать». Для того, чтобы принести такой плод покаяния надо было опустится в ту непроглядную бездну греха, в которую промыслительно попустил Господь сойти нашему крестителю. Чтоб так пламенно и беззаветно возлюбить всем сердцем Христа, надо было вырваться из пасти диавола.
Княжеское «Житие» более всего отмечает его исключительное милосердие и нищелюбие. Слова Писания «Блаженны милостивые; ибо они помилованы будут» (Мф. 5, 7), Владимир понял не умом, а сердцем. И начал творить множество добрых дел. Он повелел всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор и брать все, что ему нужно - едой, питьем или деньгами. Более того, узнав, что больные и немощные не могут добраться до его двора, князь приказал развозить для них по городу пропитание. «И повелел снарядить телеги и, положив на них хлебы, мясо, рыбы, овощи различные, мед в бочках, а в других квас, развозить по городу, спрашивая: «Где больной или нищий, не могущий ходить?» И тем раздавать все, что им нужно». Скоро о чудесном преображении князя и беспрецедентных актах его милосердия стало известно в самых дальних окраинах. «И не в Киеве одном, но по всей земле Русской - и в градах, и в селах - везде милостыню творил, нагих одевая, алчущих кормя, жаждущих поя, странников покоя милостью, церковников почитая, и любя, и жалуя, подавая им требуемое. Нищих, сирот, вдовиц, слепых, хромых, и страждущих - всех милуя, одевая, насыщая и поя». Эти слова монаха Иакова, автора «Памяти и похвалы князю Владимиру» - образец и урок милосердия для всех христиан, особо же - для власть имущих. Им всем по исходе земного пути придется держать строгий ответ перед крестителем и покровителем Святой Руси. 
Последние дни Владимира снова были исполнены драматизма: в 1014 году отказался платить ежегодную дань, и поднял мятеж его сын Ярослав Новгородский (будущий Ярослав Мудрый). Великий князь уже объявил о походе в Новгород на мятежника, но войны между отцом и сыном не допустили свыше. Болезнь уложила его в постель, подготовляя в последний путь. 15 июля 1015 года (28 июля по новому стилю) Владимир скончался в сельце Берестовом близ Киева. Его смерть пытались скрыть: власть в городе захватил Святополк-Окаянный, будущий убийца сводных братьев, благоверных князей Бориса и Глеба. «Двуотчич» был женат на дочери польского князя Болеслава и стал участником заговора против приемного отца. Владимир посадил бунтовщика вместе с Болеславной и польским епископом под стражу, из-под которой тот вырвался сразу после смерти великого князя. С какой должно быть болью отходила его душа в небесные селения, видя, как загорается пожар междоусобицы и покушения на православие, который будет полыхать сотни лет.  
Похоронили Владимира в построенной им Десятинной церкви, при огромном стечении народа. Летописец очень эмоционально описал, как Киев прощался со своим «князюшкой». Его оплакивали все - бояре, убогие, малые и великие. И проросли те слезы великой радостью для нашей земли - ибо «ради той милой Богу милостыни многое дерзновение обрел ты перед Ним». «Красно Солнышко» не закатилось, а воссияло с тех пор над всей крещенной им землей. Ныне 1000 лет как наш креститель предстательствует за нас пред Господом и молит за Русь. Мы все - его наследие, мы все ему обязаны.
 
Валентина Серикова,
http://ruskline.ru/special_opinion/2015/07/knyaz_sveta/


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».