LV
Вернуться на главную
Тексты, которые нас окружают

 Мы заботимся об окружающей среде. Бьем тревогу, если по телевизору слышим, что выброс вредных веществ превзошёл допустимые нормы, если превышен порог загрязняющих атмосферу углекислых газов. Боимся озоновых дыр, остывающего Гольфстрима, таяния льдов Северного Ледовитого океана. Но совершенно безразличны к окружающим нас текстам. Текстах, в которых мы живём.

 
Пространство, заполненное текстами
В своей квартире, дома, мы обустраиваем всё на свой вкус. Всё должно нас радовать, по крайней мере – не раздражать. И люстры красивые, и фарфор, и бронза на столе. Это наш дом, наша крепость. А за порогом – улица, город, общее пространство. И оно не только наше. И не только мы его организуем. Но мы в нём живём. И это пространство заполнено текстами. Мы их не всегда замечаем, только когда они нас начинают раздражать.
Тексты рекламы, вывески магазинов, надписи на асфальте, на этикетках продуктов, надписи на одежде, сумках, пакетах, значках…
Это «молчаливые» тексты, тексты для чтения. Хотя, конечно, можно закрыть глаза.
Но есть тексты звучащие – обрывки разговоров по мобильнику в маршрутке; беседы, ссоры и споры на улице, в магазине, в кафе; включённый телевизор в какой-нибудь парикмахерской или радио в машине, песни из чужих наушников и официальные предупреждения в метро: «Во избежание попадания в зазоры лестничного полотна придерживайте полы длинной одежды…».
Всё это тексты, которые нас окружают. Мы их вынуждены слушать. И незаметно для нас они формируют наше восприятие жизни, влияют на наше поведение, на наш вкус и на нашу речь.
 
Реклама настигает нас повсюду
Мы всё реже читаем классическую литературу. Мир изысканных текстов незаметно сужается, как шагреневая кожа. Мы тем более не читаем словари, чтобы пополнить свой лексикон. Но мы неизбежно читаем рекламу, все города погружены в неё и все автодороги. Щиты, баннеры, растяжки, билборды – вот наши книги, притом это обязательный круг чтения, их не захлопнешь и не поставишь на полку куда-нибудь во второй ряд. Реклама настигает нас повсюду.
Летом я путешествовала по югу России. Ехала поездом в Ростов-на-Дону, затем электричкой в Краснодар и дальше автобусом в Крым. Смотрела всю дорогу в окно – и поняла, что реклама стала частью российского пейзажа, как ёлки и берёзки, её, наверное, нет только там, где не ступала нога человека.
Мы насильственно погружены в хаотичный и пёстрый мир рекламных текстов. Именно они начинают влиять на нашу повседневную речь. Ведь мы не придумываем каждый раз слова, а берем их из окружающих нас текстов. И, как сказочные заколдованные герои, помимо собственной воли начинаем говорить рекламными слоганами: «Ты где был? – Пиво пил».
Известен случай, когда малыш, встав на стул, не «У лукоморья дуб зеленый» декламировал, а выкрикивал целых десять минут рекламные слоганы. Реклама стала претендовать на статус культуры.
 
 
Ошибки, в которых мы живём
Реклама – «поставщик» не только модных и часто ненужных товаров, но и ошибок. Ошибок ярких, запоминающихся и потому опасных.
«Пиво по русски», «Журнал «Максим». Издатые для мужчин», «Продается коляска для детей синего цвета»… К счастью, подобная откровенная безграмотность, ещё недавно «украшавшая» улицы Москвы, сегодня почти не встречается в столице. А в северной столице в метро рекламные листовки «Давайте говорить как петербуржцы» обучают грамотной речи всех, кто приезжает в этот город или живёт в нём. Проект «Давайте говорить как петербуржцы», запущенный профессором Л. А. Вербицкой, «приручил» рекламные технологии: пассажиры в переполненном вагоне невольно читают и усваивают списки трудных слов, их значение и произношение и становятся чуть грамотнее.
Современная реклама избавляется от явных грамматических ошибок, но культивирует ошибки скрытые, мало заметные и очень опасные, особенно для наших детей. Стиль рекламы – прежде всего игра: парадокс или шутка, любое отступление от принятых норм, всё, что уводит нас от автоматизма прочтения, всё, что может «зацепить» нас и запомниться. И запоминается: «Пиво «Клинское». Живи приПИВАючи!». Это излюбленный рекламный приём – слова-матрешки: в одном слове прячутся два, причём ключевое для рекламы слово пишется заглавными буквами, именно оно содержит призыв. Так разрушается графический и фонетический облик слова. И наши школьники, ещё не затвердившие азы грамотности, запутываются окончательно. Хотя в рекламе «Клинского» слово «припиваючи», как в школьной тетради, исправлено на «припеваючи», но сомнения уже посеяны.
А еще читаем: «ВечеGreenка», «Ментос. Хперементос», «БеSPAдобно», «ЧАТверг на сайте «МК»»…
Безобидна ли такая игра? Может быть, и не опасна – для уверенно грамотного человека, но не для юных пытливых умов, которые всё мгновенно запоминают, усваивают и тиражируют. И начинают не только говорить рекламными слоганами, но и писать рекламным стилем: кратко и безграмотно, пошло и безвкусно.
 
«Там, где глупость божественна…»
Александр Вертинский иронизировал: «Там, где глупость божественна, ум – ничто».
Реклама крема «Не теряя времени, теряй годы», «Фен, который не сушит» - подобные тексты, время от времени появляющиеся на наших улицах, огорошивают своей беспомощностью в выражении мысли. Наш ум теряется в догадках: что хотел сказать нам рекламист и зачем нам покупать бесполезный фен и опасный крем, отнимающий у нас годы? Можно даже посочувствовать рекламисту-неудачнику: его «загадочные» тексты вряд ли смогут увеличить продажи.
Другое дело реклама пошлая, вроде бы и правильная по форме, но незаметно притупляющая чувство края, чувство дозволенного, делающая сакральное низким, обыденным, приучающая смеяться над высоким: булочная «Хлеб насущный», компьютерная игра «Спаси и сохранись», косметический салон «SPA, SEE и сохрани».
А ещё есть «рекламная поэзия», провозглашающая эстетику пошлого: «В бане девушке тепло, если «Белое окно» (реклама окон).
И агрессивная пошлость под прикрытием разухабистой шутки: «Крутым парням – крутой процент» (реклама банка), «Обуем всех» (магазин обуви), «Обставим всех» (мебельный салон).
И на первый взгляд безобидная и в чем-то трогательная квинтэссенция пошлости: «Доктор Айболит. Усыпление домашних любимцев», убивающая чувство стиля и здравого смысла.
 
Город как текст
Мы живём в городе и читаем его, как любимую книгу. Всё в нём имеет смысл. Таблички «Вход» и «Выход» в метро или реклама на асфальте перед Царицынским рынком: «Тестирование по русскому языку и получение сертификатов» ориентируют нас в городском пространстве. «ТрактирЪ» и «Русский холодЪ» сохраняют связь с историей и традицией, а «Л `ОРЕАЛЬ» и «ИКЕА» включают нас в глобальный контекст. Мы уже не сможем жить без городских текстов, вполне приспособились к ним. Но, как мы убираем улицы и моем асфальт, благоустраиваем парки и скверы, так же внимательно нужно относиться к окружающим нас текстам.
Вывеска с отвалившейся буквой смотрится не просто неопрятно, она вполне способна потерять смысл или дезинформировать прохожего. «Аня по-русски» (вместо «Баня по-русски») читается вывеска с потерянной буквой «Б». А призыв на платформе вокзала «Не прыгайте с платформы!» из окна поезда, меняющего ракурс плаката и скрывающего отрицание «НЕ», прочитывается как побуждение к противоположному действию: «Прыгайте с платформы».
В дни юбилея московского метро официальные бесстрастные тексты, предупреждающие пассажиров о закрытии дверей, следующих далее остановках, читались узнаваемыми голосами любимых актёров и певцов. «Выходя из вагона, не забывайте свои вещи, - предупреждал нас голос Никиты Михалкова. С ремаркой: - Они вам могут ещё пригодиться». И сосредоточенные пассажиры улыбались.
Наверное, это самое важное для текстов, которые нас окружают: ориентировать нас, украшать наш город и поднимать нам настроение. Ведь это тексты, в которых мы живём.
 
Наталья Клушина, профессор кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова
 
http://www.russkiymir.ru/publications/196481/
 


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».