LV
Вернуться на главную
Русская мечта о космосе
Желание летать подобно птице свойственно, наверное, любому человеку. А вот мечта летать за пределы Земли, к звёздам и даже дальше свойственно, прежде всего, русскому. В самом деле, пока известные фантасты XIX и начала XX веков Жюль Верн и Герберт Уэллс будоражили воображение читателя путешествием на Луну и нападением марсиан, провинциал Циолковский писал о будущем расселении человечества во Вселенной. А 22-летний инженер Юрий Кондратюк где-то в сибирской глуши составлял советы будущим строителям космических кораблей. И их безоглядные мечты так захватили соотечественников, что вскоре появились в России и первые космические романы, и первые ракетные двигатели, и первые лаборатории, проектирующие космолёты…
 
Космическая быль
«Аэлита» Алексея Толстого, реалистично повествующая о полёте инженера Лосева и красноармейца Гусева на Марс, воспринималась в 20-е годы прошлого века как быль, которая сбудется в ближайшее время. Ведь у романного героя был реальный прототип – советский инженер, разработчик реактивных двигателей Фридрих Цандер. У него было немало молодых и бойких учеников, среди которых самым именитым станет Сергей Королёв. Они уже тогда не просто мечтали, а принялись проектировать корабль для путешествия на заветную Красную планету. И хотя быстро выяснилось, что задача на тот момент была неподъёмной, всё же сделали шаг, который прямиком выведет в космос.
Действительно, построить с «нуля» ракету, да ещё и в промышленно неразвитой стране, было невозможно. Начавшаяся в конце 1920-х годов индустриализация открывала перспективу великих проектов, но в отдалённом будущем. А пока требовалось решать небольшие задачи, связанные с более приземлёнными сферами. И энтузиасты космоса принялись за куда менее романтичные, зато весьма полезные дела: стали разрабатывать новые типы двигателей и модели самолётов, геофизические ракеты для исследования высших слоёв атмосферы и реактивные миномёты, прославившиеся своим мощным ударом и ласковым именем «Катюша». Впрочем, среди многих забот удалось построить и первую в мире крылатую ракету. Правда, ни времени, ни средств на её испытания и доводку не нашлось – грянула война…
 
От ракет маленьких к большим
Однако история оказалась хитрее. Да, в годы Великой Отечественной войны работы над созданием «больших» ракет полностью прекратились. Но богатый опыт по «маленьким» реактивным снарядам помог решить массу технических вопросов и подготовиться к более масштабным проектам. Мечта же о космосе продолжала согревать души энтузиастов, и сразу же после окончания войны они представили проект полётов в космос. Сталин, возглавлявший тогда правительство, по достоинству оценил размах и пользу проекта, но предложил повременить 7-8 лет. И понять его просто. Страну, пережившую тяжелейшую войну, требовалось сначала поднять из руин, а потом уже подниматься выше небес. Но Иосиф Виссарионович, отличавшийся практичностью, нашёл ракетам другое применение.
В то время начались работы по созданию атомной бомбы. Только вот одно дело сделать мощный заряд, и совсем другое – забросить его за тысячи километров в стан врага. У американцев для этого имелись прекрасные бомбардировщики В-52 и военные базы, заблаговременно построенные вдоль самых границ Советского Союза. Тяжёлые бомбардировщики у нас имелись, а военные базы – нет, поэтому наши лётчики могли долететь только до Аляски. В этой, казалось бы, безвыходной ситуации и пригодились ракеты.
 
Дело Маленкова
13 мая 1946 года по указанию Совета Министров СССР начинается разработка реактивного вооружения. Для этого была создана управленческая структура с широкими возможностями Спецкомитет № 2, который возглавил Маленков.
Для большинства из нас Георгий Максимилианович – партийный функционер, с чьим именем связаны «ленинградское дело» и некоторое облегчение жизни крестьян в середине 50-х годов. Но именно он, один из немногих в руководстве страны имевший высшее техническое образование, долгие годы курировал авиационную промышленность. Это он в конце 30-х годов без компьютеров и социальных сетей создал базу данных, включавшую сведения по всем научным и руководящим кадрам.
Такое сочетание – опыт управления ведущей отраслью и отличное знание кадров – позволили Маленкову быстро наладить большое и важное дело. И самое известное тому доказательство – это назначение Главным конструктором Особого конструкторского бюро № 1, занятого разработкой баллистических ракет, Королёва.
 
Всё ближе к космосу
В старом новом деле сначала пошли по пути копирования чужого опыта. Требовалось экономить средства и, самое важное, время. Поэтому обратились к наработкам немецких учёных, ещё в 1942 году создавших знаменитую ракету ФАУ-2. Правда, её пришлось буквально восстанавливать из пепла, потому что нам, в отличие от американцев, которые заполучили готовые снаряды, чертежи и специалистов, достались только отдельные части ракет. Тем не менее, настрой был самый оптимистичный, поэтому улучшенный аналог немецкого «оружия возмездия» создали в рекордные сроки и уже в 1948 году начали первые испытания ракеты с бесхитростным названием Р-1.
На этом «ученичество» советских инженеров, пожалуй, и закончилось. Требовались аппараты, способные летать на гораздо большие расстояния, а значит, нужны были новые схемы, агрегаты, топливо… Задумка двухступенчатой Р-7, положившей начало целому семейству ракет-носителей, без которых не было бы спутника и полёта Гагарина, возникла в 1950 году. Инициатива немедленно получила одобрение Сталина, и Королёв неожиданно из обычного главного конструктора превратился в руководителя новой и к тому же самой передовой отрасли – ракетостроительной.
Создание большой, способной выйти на орбиту ракеты, оживило давние мечты. Р-7 ещё не полностью родилась на бумаге, а в сентябре 1953 года стартовали работы по созданию искусственного спутника земли, с февраля 1955 года где-то в казахских степях началось строительство специального полигона… Стало ясно, что выход в космос – дело самых ближайших лет.
Королёв разослал всем заинтересованным лицам письмо, в котором просил их изложить мнение о том, какие исследовательские задачи могут быть решены при помощи полётов в межзвёздное пространство. Некоторые академики приняли послание Сергея Павловича за розыгрыш. Зато те, кто откликнулся, своими предложениями заложили основу всей дальнейшей советской Космической программы.
Среди них оказались исследование верхних слоёв атмосферы, изучение Земли из космоса в интересах картографии и метеорологии, внеатмосферная астрономия и изучение тел Солнечной системы. Тогда же возникла идея об автоматических межпланетных станциях, позволяющих проводить исследования в космосе и управлять полётами на заветный Марс и прочие планеты. А ещё придумали использовать космос для налаживания надёжной радиосвязи, производства уникальных материалов и, конечно, защиты Родины.
 
Начало космической конкуренции
Американцы совсем не ожидали такой ретивости от русских. В их распоряжении были лучшие немецкие учёные, создавшие ФАУ-2, развитые технологии и мощная экономика. Только создавать ракеты они не торопились: для доставки атомных бомб давно имелся надёжный бомбардировщик, а нищие русские вряд ли сами сделают что-то серьёзное. Они не сомневались, что в космосе они будут первыми. И чтобы убедить в этом остальных несколько лет рекламировали небольшой аппарат, величиной с апельсин, который собирались запустить на орбиту. А потом шумно заявляли, что готовы в любой момент «устроить прыжок блохи», повыше запустить ракету с человеком в кабине. Но русские их опередили.
Упорство, умелое руководство и давняя мечта обернулись для нас обильными плодами. К лету 1957 года испытали межконтинентальную ракету, ту самую Р-7, с характерным расположением двигателей. В октябре с её помощью на околоземную орбиту вывели первый искусственный спутник земли, причём не какой-то апельсин, а «шарик» весом в центнер. А ещё через месяц запустили второй спутник, но уже с первым «космонавтом» – Лайкой, которая быстро погибла от перегрева кабины и стресса. В 1959 году мир узнал о первом искусственном спутнике Солнца, а станция «Луна-2» доставила по назначению вымпел с гербом СССР и аппаратуру для прямого измерения солнечного ветра. В августе 1960 года космический полёт совершили и вернулись на Землю в полном здравии две знаменитые ныне дворняжки. А весной следующего года…
12 апреля отмечают ныне во всём мире. С 2004 года неуклонно набирает известность «Юрьева ночь», когда вспоминают о первом полёте человека выше неба. С 2011 года похожий праздник учредила Генеральная Ассамблея ООН. И всё же у этого праздника чисто русское лицо: открытая улыбка Гагарина, высокий лоб Королёва, пристальный взгляд Сталина и выразительная складка на переносице, как у Циолковского.
 
Алексей Федоров,
http://www.russkiymir.ru/publications/188674/
 


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».