LV
Вернуться на главную
Качество школьного образования и культурная идентичность
              Каждый раз, когда рассказываю ученикам о современных исследованиях в науке, открытиях, изобретениях, ловлю себя на мысли, что научная карьера многих выпускников школ не очень то интересует. Опросы старшеклассников показывают устойчивую тенденцию – научную деятельность в качестве будущей профессии выбирают единицы из сотен. А в чем собственно проблема?
            Прежде всего, в том, что значительное влияние на выбор профессии оказывает четкое понимание дальнейших перспектив карьерного роста. С карьерой врача, учителя, юриста и экономиста все более или менее ясно. А вот карьера ученого – сплошной туман.  
Первый вопрос – где будешь работать, и сколько будешь получать? Штаты сотрудников в научных институтах Латвии сильно ограничены. Зарплаты скорее символические. Большинство из латвийских ученых держатся в науке за счет грантов европейских научных институтов и фондов. Нет гранта – нет исследования, нет зарплаты. Государственный заказ – мизер, частные предприятия в большинстве своем работают не на создание ноу-хау, а на реализацию того, что уже есть. Вкладывать деньги в долгосрочные научные исследования, желающих почти нет. Такая вот перспектива, поэтому выбор профессии – «ученый», сегодня большая редкость.
            Истина, как известно, познается в сравнении. В советское время карьера ученого привлекала очень многих выпускников школ. В нашем классе из 28 учеников в ученые собирались пятеро, причем троим из них, удалось не только стать учеными, но и достичь определенных успехов в науке. Приведу только один пример перспективы научной карьеры в советское время.
            Молодой человек еще в школьные годы увлекался химией. Серьезно так увлекался, уже в девятом классе самостоятельно изучил курс химии средней школы и начал изучать институтскую программу. После окончания средней школы поступил на химфак одного из московских вузов. Уже много лет звучат вполне разумные предложения о восстановлении единого образовательного пространства с Россией. Ведь в советское время, многие выпускники латвийских школ поступали в вузы Москвы, Ленинграда, Новосибирска и других городов. Не секрет, что качество образования, которое они получали в этих вузах, было выше, нежели у нас. Сегодня только богатые люди могут позволить своим детям учиться в российских вузах, многим талантливым детям из бедных и даже средних по доходам семей такое обучение не по карману.
            Так вот, уже на первом курсе молодой человек увлекся органической химией, проблемами динамики электропотенциала коллоидных растворов. В практике производства это выглядит так. При намотке химического волокна на бобину в нем возникает электрический потенциал, который приводит к нарушению технологии намотки. Чтобы решить проблему волокно пропускали через специальный коллоид, после чего наматывали на бобину. Коллоид закупали за границей, за очень хорошие деньги. Вообщем, молодой человек в течение трех лет обучения в вузе не только изучил проблему, но и создал новый отечественный образец коллоида с характеристиками лучше заграничного аналога. Такие вот студенты были!
            После окончания вуза, по результатам защиты диплома, его вне конкурса приняли в аспирантуру, предоставили возможность досрочной защиты диссертации. Через два года вместо положенных пяти, он был принят в один научный институт на должность ведущего научного сотрудника. А дальше он занимался совершенно секретными делами, часть из которых нашла воплощение в новых образцах ракетного топлива. Сегодня он профессор, член-корреспондент, доктор наук со всеми полагающимися атрибутами. В чем секрет успеха?
            Одним из важнейших направлений работы советской высшей школы было привлечение студентов к научным исследованиям. Уже на первом курсе все студенты вступали в студенческое научное общество и выбирали темы курсовых работ. Для облегчения выбора и ориентации в научной тематике, с обзорными лекциями выступали ведущие сотрудники научных институтов. Приглашали сотрудников не только из латвийских научных институтов, но и из ленинградских и московских. Студентам рассказывали о наиболее перспективных темах и проблемах научных исследований. Ориентировали на то, чтобы курсовые работы перешли в дипломный проект и в будущем в кандидатскую диссертацию.  
            Особое место в обучении занимала работа с реферативными журналами, в процессе которой, студентам необходимо было подготовить обзор результатов перспективных исследований по своей теме, сформулировать актуальные проблемы и выдвинуть гипотезы. Вся научная работа студента осуществлялась под непосредственным контролем научного руководителя. Это сегодня студенты «грызут» гранит науки самостоятельно и часто не в ту сторону, и не теми методами. Тогда и направление и методы четко определялись совместно с руководителем. На защиту курсовых работ и дипломов приглашали все тех же ведущих научных сотрудников профильных институтов. Если в исследовании студента возникал луч надежды на серьезный успех, ведущий научный работник курировал дальнейшие исследования. Все делалось бесплатно, что по нынешним временам полная фантастика.
            Издавались сборники научных статей студентов, проводились научные конференции и конкурсы научных работ. Лучшие работы участвовали во всесоюзных конкурсах, авторов приглашали на работу в научные институты после окончания вуза. Лаборант в научном институте получал 120 рублей, младший научный сотрудник – 160 рублей. Кандидат наук только за степень получал – 150, доктор – 300 рублей. Быть кандидатом наук было престижно, можно было работать в научном институте или вузе, зарплата в среднем была в пределах 300 рублей. Многие молодые ученые поступали на работу в заводские научные лаборатории, а таких лабораторий было достаточно много при крупных предприятиях. В заводских лабораториях зарплата была выше, доплаты и премии, комнату в общежитии давали сразу, квартиру можно было получить через пять-семь лет.
            Одним словом научная карьера в советское время была очень привлекательной, реальной и перспективной. Многие молодые люди стремились пойти по пути научной карьеры, это было и престижно и давало хороший достаток в материальном плане. Государство развивалось, научно-технический прогресс требовал все больше и больше талантливой молодежи. И такая молодежь была, потому что был культ образования и науки, а не временных общественных работ за нищенские деньги.
 
Валерий Бухвалов,
    доктор педагогических наук         
        
              
             


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».