LV
Вернуться на главную
Детские сказки: зачем нужны и как выбрать

 Как выбрать правильные сказки, может ли книга навредить, что делать, если ребенок прочитал что-то неприличное или страшное и спрашивает об этом папу и маму? И наконец, почему хорошими родителями не рождаются, а становятся, и чего боятся в сказках взрослые и дети. Обо всем этом мы беседуем с Екатериной Асоновой — кандидатом педагогических наук, заведующей лабораторией социокультурных образовательных практик Московского городского педагогического университета.

Что такое сказка
 
— Екатерина Андреевна, что такое сказка?
— В ХХI веке взрослые люди обычно под словом сказка подразумевают именно литературную, авторскую сказку. Человек старше двадцати лет сейчас считает классической сказкой, например, «Щелкунчик» Гофмана, где есть сказочное пространство, хэппи-энд и понятные мотивировки.
В народной же сказке главное — сюжет, где есть понятные троекратные повторения типичных ситуаций, например, три раза старик закидывает невод в море, где есть плохие герои и хорошие герои, но не понятно, почему они действуют именно так.
В ХХI веке человек уже не понимает многих сюжетных мотивировок народной сказки: «девушку выдали замуж, потому что надо выйти замуж». Для нас это совершенно немыслимо, что замуж надо выйти просто для того, чтобы выжить, потому что есть мужская и женская работа и только вместе мужчина с женщиной могут обеспечить себе пропитание. Мы не живем в такой системе координат, нам это трудно понять.
Поэтому многие современные сказки сочетают в себе архаичный сюжет, например, о принцессе и ее спасителе, и его новую трактовку, которая понятна современникам. Например, в «Шреке» Уильяма Смейга есть два внешне ужасных героя, которые становятся счастливыми, найдя друг друга, но при этом остаются такими же безобразными, как и в начале истории. Мораль у этой истории проста — если любишь, то уродливое для других кажется прекрасным для тебя.
 
— Сказка — это детское чтение?
— С самого начала народная сказка — это не рассказ для детей. Это был жанр, похожий на современные сериалы. Задача сказки — заполнить досуг, рассказать занятную историю, которую слушают, выполняя какую-то несложную домашнюю работу для того, чтобы отвлечься, отдохнуть. Современный человек смотрит сериал так, как человек слушал сказку тогда, когда она родилась и активно рассказывалась.
 
Зачем нужна сказка
— А сейчас, в век сериалов и компьютеров, сказка вообще нужна?
— Безусловно. В наши дни есть сказочники, продолжающие традицию Ганса Христиана Андерсена. Именно Андерсен для многих родителей — это образец сказки: истории с волшебством, с иносказаниями, с миром, где иголка может стать героем. Вот этот язык иносказания, аллегории приобретает абсолютно новое звучание, новое значение, когда он обращен к детям. Это тот образ, через который взрослый пытается что-то ребенку передать.
 
— То есть сказка — это способ сделать своего ребенка «хорошим»?
— Нет. Все родители помнят фразу: «Сказка — ложь, да в ней намек». Взрослые думают, что сказка дает правильные представления о добре и зле, но это очень поверхностный уровень восприятия.
На самом деле, например, сказка «О рыбаке и рыбке» совсем не рассказывает о добре и зле. Она скорее может сильно запутать читателя. Первое, что приходит в голову, — старуха наказана за жадность. Жадность — это плохо, следовательно, жестоко наказывать за жадность, отнимая у человека всё — хорошо. На самом деле такое прочтение сказки — результат простейшей манипуляции со стороны родителей.         
Мы иногда пытаемся за счет сказки сделать ребенка удобным. Пытаемся ему объяснить, что слушаться — это хорошо, а не слушаться — это плохо. Но такой подход совсем не работает. Гораздо интереснее читать вместе с ребенком и обсуждать поступки героев: почему старуха гоняла своего старика к рыбке, почему сказка так кончается. Но это опять же не про то, как стать «хорошим». Скорее о том, что мир довольно сложно устроен, в нем нет «добрых» и «злых» героев. Так бывает только в вымышленном мире сказки. Если вернуться к фразе про ложь и намек, то главное – научиться дмысливать то, на что указал намек.
 
— Тогда получается, что сказка для родителей — вещь бесполезная. Добру не учит, жить не помогает, зачем же тогда ее читать…
— Вряд ли в природе существуют такие родители — абсолютные прагматики. Чаще всего родитель подбирает сказки для того, чтобы их читать вслух и общаться с ребенком.
Одна из самых важных функций этого жанра — чтение вслух. Сказка — занимательная история, которую здорово и читать, и воспринимать вместе. И эту функцию она блестяще исполняет. Потому сказка нужна и никуда не денется из семьи.
Взрослый человек может остановиться, взять в руки книжку и читать вместе с детьми. Это те минуты или часы, которые проводят с ребенком, которые ему отдают.
Мальчик или девочка точно знают, что сказка ему гарантирует время мамы, папы или бабушки, которое будет принадлежать им.
У сказки есть важнейшая функция — это эмоциональное поле, которое она создает вокруг себя. Читать вместе с ребенком — здорово, занятно, интересно, ярко, неожиданно. За каждой новой строчкой может быть тот поворот, которого ты не ждешь, это всегда читательский драйв. Сказка позволяет вместе переживать. Это сильные, но не зашкаливающие эмоции. Это здорово — вместе радоваться, вместе удивляться, вместе печалиться. Кроме того, ребенок, когда переходит к самостоятельному чтению, сохраняет эту ниточку удовольствия и ниточку безопасности. То есть он читает сказку — и в этот момент чувствует себя в безопасности, потому что чтение сказки было связано с присутствием рядом любимого взрослого.
 
Может ли сказка навредить
— А может ли сказка научить младшего школьника чему-то плохому, напугать его? Допустим, прочитал я про Карлсона и стал есть только варенье с печеньем…
— Вообще-то плохому скорее может научить не сказка. Может ли ребенок подражать действиям героев? И да, и нет. Надо понимать, что прочитать сказку как разрешение есть варенье банками сможет лишь тот человек, который и так уже это хотел сделать. Сказка даст ответ тому, кто этот вопрос уже задал.
Если у ребенка внутри нет потребности делать что-то, о чем рассказано в сказке, то он не станет так поступать.
Другое дело, что у литературного произведения есть возможность включить у читателя воспоминания о каком-то неприятном событии или опыте. Чисто теоретически любая книга может испугать, если активизирует память ребенка, если сказочная история совпадает с каким-то личными неприятными или страшными переживаниями.
 
— Правильно ли я понял, что, например, приемному ребенку не стоит читать «Мальчика-с-пальчика», где родители отводят детей в лес и там их оставляют?
— Не, неправильно. Не существует общих рекомендаций «для всех детей». И литература, и искусство прекрасны своим разнообразием и возможностью любому читателю предложить то, что ему нужно.
Один ребенок-сирота себя узнает в мальчике-с-пальчике, а другой ребенок-сирота себя не узнает. Он прочитает эту сказку иначе. Один может испугаться того, что его снова бросят, другой научится у героя этой истории преодолевать трудности, а третий вообще останется равнодушным к мальчику-с-пальчик, потому что ему этот опыт не близок.
 
— Тогда получается, что взрослые почему-то боятся и считают «вредными» совершенно безобидные сказки?
— У каждого папы и мамы есть свои страхи, которые они приобрели не из книг, а из личного опыта. Мы, взрослые, слишком часто пугаем друг друга, предъявляем к себе и окружающим разные требования.
Чтение — это один из ключевых маркеров. То, что ты читаешь, то, что читает твой ребенок, показывает окружающим, хороший ты родитель или плохой.
Многие родительские страхи связаны именно с этим маркером. «Я — хорошая мать, если я контролирую своего ребенка везде и абсолютно», об этом заблуждении часто говорят психологи.
Поэтому, например, «Красная шапочка» — сказка про «плохих» родителей. Если взрослая женщина сейчас читает «Красную шапочку» и обнаруживает там модель поведения, которая не укладывается в идею полного контроля, то ей кажется, что это страшная сказка. Она действительно пугает, только не детей, а взрослых.
 
Запретные темы
— Но ведь любой родитель понимает, что какие-то книги ребенку в 6-9 лет читать рановато В каждой семье есть свои табуированные темы, которые иногда затрагиваются в сказках.
— Обычно табуированы все сказки, которые содержат в себе излишние физиологические подробности. Запрещенным в детских текстах оказывается все, что касается внутренностей человека, его интимных отношений или смерти.
 
— Что делать, если ребенок все-таки прочитал сказку с запретными темами и приходит к родителям с вопросами?
— Все зависит от конкретной семьи. Можно сказать: «Я не знаю» или «Мне трудно об этом рассказать». Еще можно придумать свою сказку, которая бы как-то решила проблему, но универсального совета у меня нет.
 
Как лучше читать с ребенком
— Чтобы ребенок пришел к папе и маме с вопросами, родители должны читать с ним вместе сказки. А как это лучше делать?
— Примерно лет с трех сначала вслух ребенку, а потом уже и с ребенком нужно читать книжки. Если делать это каждый день по 5-10 минут, то сын или дочь привыкнут, что читать — это важно и хорошо.
Книжка должна ассоциироваться с удовольствием общения с родителями: сперва смотрим картинки, потом читаем и обсуждаем сказку. Поэтому правило здесь не столько в систематичности или времени, сколько в эмоциональном настрое – чтение в радость, для мира и покоя.
 
— Читаем или пересказываем своими словами?
— Можно делать и так, и так — в зависимости от того, какая это сказка, каков возраст ребенка… В принципе, иногда стоит сказку именно пересказывать, не заглядывая при этом в книгу. Меняем иностранные имена на родные и смело придумываем свою историю. Причем так пересказывать можно не только сказки. Если родителям интересно, они могут ребенку рассказывать хоть о «Мертвых душах» Гоголя.
Нужно помнить о том, что сказка изначально существовала в устной форме, ее именно рассказывали, а не читали.
Когда вы рассказываете и смотрите в это время на ребенка, между вами нет посредника в виде книжки, и такое общение производит совершенно другой эффект – другой эмоциональный, доверительный контакт возникает. Не бойтесь, если вы что-то забудете или пропустите, вы уже вместе с детьми создали свою сказку.
 
Как стать хорошим родителем
— Иногда книга нужна взрослым для «защиты от ребенка». Прочитал определенное число страниц и свободен, а с пересказом так не получится. Ситуация непредсказуема…
— Родитель часто боится показать ребенку что-то то, чего он сам в себе пугается. Мы боимся открыться детям, ошибиться. Мы боимся показать, что сами не очень точно знаем материал. Мы боимся сказать: «Я не знаю». Мы боимся, что потеряем авторитет, признавшись в своих слабостях, но на самом деле он лишь окрепнет от этого. От честности, от способности общаться с сыном или дочерью на равных. Если вы не готовы обсуждать с ребенком какие-то вопросы в три-шесть лет, то, став подростком, он уже не придет к вам со своими проблемами. Даже лет в восемь ребенок подумает, стоит ли задавать вопрос родителям, которые боятся откровенности и общения с ним.
В этом смысле совместное чтение и обсуждение книг с детьми еще и прекрасный способ научиться быть мамой или папой. Мы не рождаемся родителями. Родителями становятся по мере роста ваших детей.
В XXI веке любые проблемы надо решать вместе с детьми, а не за детей, нужно совместно узнавать что-то новое и учиться.
 
Беседовал Андрей Зайцев
 


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».