LV
Вернуться на главную
И спотыкались кони о трупы…
Есть события, интерес к которым не проходит с годами. И даже спустя многие столетия не утихают споры. Куликовская битва из их числа.
21 сентября 1380 года, определялась судьба будущей России: оставаться ли ей еще на долгие годы покорной данницей, склоняющей шею перед Ордой, или начать борьбу за освобождение… Не зря одно из величайших произведений древней русской литературы «Сказание о Мамаевом побоище» посвящено именно этому сражению. Да и распространенное выражение «как Мамай прошел», дошедшее до наших дней, родилось именно тогда. Мало какие события оставляют свой след в виде афоризмов и пословиц.
Споры о количестве воинов, вышедших на Куликово поле, продолжаются многие десятилетия. Некоторые историки пишут о 150 тысячах русских и 300 тысячах ордынских воинов. Но тогда непонятно, как такое множество людей могло развернуться для боя на ограниченном пространстве. А если еще вспомнить о конях… Чаще всего численность русского войска определяют в 30-40 тысяч человек, что по тем временам действительно было огромной силой. Пешие ратники по распоряжению полководца были вооружены копьями с узколистными наконечниками треугольной формы, плотно насаженными на длинные крепкие древки, либо метательными копьями с кинжаловидными наконечниками. Против пеших ордынцев (коих было немного, большую часть пехоты Мамая составляли наемники из итальянских городов в Крыму) русские воины имели сабли, а для дальнего боя были обеспечены луками, шлемами-шишаками, металлическими наушиями и кольчужными бармицами (воротниками-оплечьями), грудь воина была прикрыта чешуйчатой, пластинчатой или наборной броней, комбинированной с кольчугой. Старые миндалевидные щиты были заменены круглыми, треугольными, прямоугольными и сердцевидными.
Из Коломны путь соединенного войска лежал через Оку. Очень важно было не дать Мамаю соединиться с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом. Позднее Олегу и Ягайло приписывали такие расчеты: «Как скоро князь Дмитрий услышит о нашествии Мамая и о нашем с ним союзе, то убежит из Москвы в дальние места, или в Великий Новгород, или на Двину, а мы сядем в Москве и во Владимире; и когда хан придет, то мы его встретим с большими дарами и упросим, чтоб возвратился домой, а мы сами с его согласия разделим Московское княжество на две части – одну к Вильне, а другую к Рязани и возьмем на них ярлыки и для потомства нашего».
Правда, многие исследователи полагают, что рязанский князь просто обманывал Мамая, чтобы избежать разорения своего княжества. Так или иначе, но ни Ягайло, ни Олег в битве участия не приняли.
Существует легенда о том, что сражение началось утром 8 сентября поединком богатырей. С русской стороны на поединок был выставлен Александр Пересвет —” монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения – брянский (по другой версии, любечский) боярин. Его противником оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья. Это предвещало большое кровопролитие и долгую битву.
…Летописцы писали, что кровь лилась, как вода, на пространстве десяти верст, лошади не могли ступать по трупам, ратники гибли под конскими копытами, задыхались от тесноты. Ордынцы начали одолевать. Писатель-историк Дмитрий Балашов отметил, что отряды, набранные из московских горожан, увы, в этой ситуации оказались наименее стойкими. Но в засаде в лесу стояли еще свежие полки князя Владимира Андреевича и Боброка. В самый напряженный момент они пошли в атаку. Это появление свежих сил на стороне русских решило участь битвы.
В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60 % командного состава русского войска. А о количестве погибших простых воинов историки до сих пор не могут сойтись во мнениях. Вот почему сражение это представлялось летописцам, с одной стороны, как великое торжество, а с другой, как событие плачевное. «Оскудела совершенно вся земля русская воеводами, и детьми боярскими, и всякими другими служилыми людьми», - писал один из них.
Иногда приходится слышать вопрос: а в чем смысл такой победы? Ведь уже через два года после Куликова поля ордынцы хана Тохтамыша, пришедшего на смену Мамаю, зарезанному после поражения, сожгли Москву... Пожалуй, лучше всего ответил на этот вопрос историк-этнограф Лев Гумилев: «На Куликово поле пошли рати москвичей, владимирцев, суздальцев, а вернулась рать русских… Это было началом осознания ими себя как единой целостности – России». Должны были вырасти поколения, слышавшие от отцов и дедов о том, как «мы им дали», под местоимением «мы» понимая объединенное войско Руси. Без победы на Дону это было бы невозможно.
 
Максим Кустов
 


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».