LV
Вернуться на главную
Тяжело жить и даже несколько стыдно
Стыд… Такое глубокое, сильное, загадочное и хорошо знакомое практически каждому современнику чувство. Откуда оно, что дало ему начало? Почему однажды человек стал стыдиться чего-то? И почему именно стыдиться? И чего? В размышлениях над этой темой мне вспомнился, конечно же, библейский сюжет, где змей искушает Еву отведать плодов от древа познания добра и зла. А если быть точной, то именно этот эпизод отчего-то всплыл в сознании и вызвал целый поток мыслей, обнажив вопросы, самый первый из которых – почему именно стыд был первым пережитым человеком чувством? И стыд ли? Можно лишь гадать, что испытали на самом деле Адам и Ева, когда вдруг поняли: им в таком виде невозможно предстать перед Богом. Об этом мы узнаём, еще учась в школе. А в чем заключена природа этого чувства   - начинаем задумываться значительно позднее. 
В 1876 году Салтыков-Щедрин писал одному из своих корреспондентов: «Тяжело жить современному русскому человеку и даже несколько стыдно. Впрочем, стыдно еще немногим, а большинство людей так называемой культуры просто без стыда живет. Пробуждение стыда есть самая в настоящее время благодарная тема для литературной разработки, и я стараюсь, по возможности, трогать ее». 
В основе «Современной идиллии» - приключения Рассказчика (ничего общего не имеющего с автором) и Глумова (взятого писателем из пьесы А.Н.Островского «На всякого мудреца довольно простоты»).
Главные герои воплощают в романе два психологических типа мировосприятия интеллигенции. Рассказчик склонен к созерцанию, размышлениям, анализу действительности. Глумов более скептичен, жесток в суждениях. Оба персонажа относятся к интересовавшему Щедрина (начиная с 70-х годов) собирательному образу - среднего культурного человека, от которого, по мнению писателя, во многом зависит общественный климат, способствующий  анализу, является и социально активным. С точки зрения Щедрина, именно либеральная интеллигенция с ее книжным идеализмом виновата в том, что на всем социальном пространстве царит «ябеда». Поэтому замена повествователя Рассказчиком, который не со стороны, а изнутри оценивает ситуацию, художественно оправдана. От личности зависит, как долго сохранится атмосфера подозрительности и общественной инертности.   
Оба героя – типичные российские интеллигенты. Былые увлечения либерализмом ими уже забыты, они превратились в благонамеренных обывателей, чрезвычайно напуганных реакцией и готовых на всё, вплоть до уголовного преступления, чтобы не быть заподозренными в преступлении политическом. Очень поучительна эволюция героев: сначала они уступают давлению окружающих обстоятельств неохотно, внутренне сопротивляясь. Им кажется, что надо только выждать, «погодить», претерпеть, затаиться, отделаться от «торжествующей свиньи» небольшими уступками. Но постепенно выясняется, что путь соглашательства, избранный героями, заставляет их идти всё дальше и дальше. Сначала они отказываются от чтения, от рассуждений, потом сочиняют угодные для полиции проекты, затем начинают выпускать газету «Словесное удобрение» и дошли до того, что «стали выбегать на улицу и суконными языками, облитыми змеиным ядом, изрыгали хулу и клевету».
Автор заставляет Глумова и Рассказчика пройти через все стадии благонамеренности, испытать теорию «выжидания» в собственной житейской практике, в результате чего, и для героев, и для читателя становится очевидным, что изначально нежизнеспособные теории не выдерживают проверки. Чем интенсивнее главные персонажи пытаются достичь «благонамеренности», тем больше у них возникает сомнений в результативности этой теории, и тем чаще им является Стыд. С мотивом Стыда в романе сопрягается мотив сна, выражающего сущностную подоплеку фантосмагоричности действительности. По Щедрину, кошмарный сон равен яви, а реальность напоминает сон. В реальности разумного общественного устройства нет места абсурду, для чего культурный человек должен пробудиться, развеять «сон разума», трезво оценить действительность.  
«Современная идиллия» воплощает как бы «тройной» взгляд на действительность: авторскую оценку, мировосприятие двух главных персонажей (с доминированием рассуждений и монологов Рассказчика) и мироотношение «благонамеренных» второстепенных героев. В системе образов романа доминирует принцип контрастности главных и второстепенных персонажей. Если главные герои способны к внутренним изменениям, к пробуждению стыда, к критичному подходу к действительности, то второстепенные персонажи статичны, они раскрываются, но не развиваются. В отличие от главных героев, второстепенные не испытывают внутреннего дискомфорта, прекрасно чувствуя себя в состоянии благонамеренности. Поэтому главные герои лишь отчасти являются объектом сатирического осмеяния, тогда как второстепенные представляют собой многообразие однозначно сатирических типов. Их образы не имеют психологической глубины: каждый из второстепенных персонажей сведен к одной или нескольким чертам, проявляющих сущность определенного социального типа.  
Финал романа не дает читателю прямого ответа, что же произошло с персонажами после пробуждения у них Стыда. В этом для Щедрина заключается особый смысл. Читатель как бы примеривает на себя все происходящее в романе и вместе с персонажами поставлен перед нравственным выбором. В связи с этим в «Современной идиллии» особое значение приобретает проблема «рамки» художественного текста, его отделения  от реальности. «Современная идиллия» органично вписывается и в контекст современной жизни как таковой, и в рамки всего творчества Щедрина, формально не имея ни завязки, ни финала. 
Салтыков-Щедрин пользовался исключительной популярностью у своих современников. Он вызывал восхищение у друзей, раздражение у врагов, но равнодушным не оставался никто. Ненависть Щедрина, его обличения, его саркастический смех были проникнуты стремлением воспитать «будущего человека». Писатель был убежден в том, что именно литература способна сыграть огромную роль в «подготовлении почвы будущего».Поэтому он считал искусство слова делом очень серьезным и рассчитывал на такое же ответственное отношение к ней со стороны читателей. В его произведения надо вчитываться, напряженно следить за развитием мысли сатирика, порою даже разгадывать смысл отдельных образов и намеков. Но зато какое богатство содержания раскрывается перед внимательным читателем, какое художественное наслаждение он получит! Ведь Салтыков-Щедрин дорог для нас не только как выразитель передовых идей своего времени, но и как замечательный писатель, обладавший громадным художественным талантом.  
Таким образом, Салтыков-Щедрин стремился, особенно в поздний период творчества, возродить, по его мнению, «забытые слова»: совесть, стыд, долг, честь. И мы, читатели XXI века, должны об этом помнить. Сквозь годы писатель обращается к нам. Читайте книги великого сатирика, знакомьте с его произведениями своих детей, учеников, и вы затронете струны их души и привьете любовь к великому многообразию русской литературы, которая на протяжении столетий вела людей к светлому, чистому и доброму.
А.В. Каширина,
магистр филологии


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».