LV
Вернуться на главную
О познании и откровении в школьном образовании Часть 1. Научные открытия по Божьей милости

 «Ибо то неумное, что от Бога,

выше мудрости человеческой…».
(1Коринф. 1,25)
 
            На одной из лекций профессор Московской Духовной Академии Алексей Ильич Осипов рассказал историю, которая произошла еще в советское время. К ним в Академию приехал директор Института научного атеизма. В беседе Осипов задал ему вопрос, который по его словам, нередко задают ему студенты МДА. Суть – с помощью каких опытов можно проверить, что Бога нет? Ответа он так и не получил, а ведь это главный фундаментальный вопрос, на котором должен стоять весь атеизм, если у него, атеизма, есть претензия хоть на малейшую научность.
Нет такого ответа и сегодня, а значит и вся концепция атеизма, как мировоззрения – вавилонская башня. Более того, логика строгого научного познания требует отвечать на вопрос в однозначном ключе – в настоящее время ученые не имеют всей полноты знаний о Вселенной, поэтому утверждать, что Бога нет, означает противоречить научной логике. По словам профессора Осипова, это то же, что зачерпнув из моря стакан воды удивленно заявить: «Надо же, ничего нет, а убеждали, что в море живут киты!».
            К великому сожалению, научное и духовное познания не сравниваются и не обсуждаются в школьном образовании. На протяжении всех лет школьного образования детей подробно и на достаточно хорошем уровне знакомят с методологией научного познания, объясняют, что любая практика держится на теории, а теория вытекает из практики и ею же обновляется. И если появляются факты или даже гипотезы, противоречащие теориям, то сама теория или гипотеза требуют опытной перепроверки. Возникают вопросы, которые в школах обсуждаются крайне редко или не обсуждается вообще – есть ли кроме научной логики другие способы познания? И на чем основаны эти другие способы, насколько они объективны?      
Вот мнения на этот счет некоторых известных ученых. Например, физик Пол Дэвис, рассуждая, могут ли люди достичь абсолютного знания (истины) через науку приходит к неутешительным выводам. По мнению Дэвиса путем достижения истины является мистический путь. Знаменитый физик и изобретатель XX столетия Н. Тесла прямо заявлял о существовании в реальности духовных сил. Об этом же писал и знаменитый ученый-палеонтолог и философ Пьер Тейяр Де Шарден.
Тесле первому удалось искусственным путем создать шаровую молнию, Тейяр де Шарден открыл синантропа в Китае, и уж их-то в мракобесии никак не обвинишь. Значит, наряду с научным путем есть и путь духовного познания. Что об этом пути рассказывают нашим детям в школах? Почти ничего, кроме туманных бормотаний про интуицию. Но может быть путь духовного познания не имеет важного значения в жизни человека и поэтому в школе можно о нем не упоминать?
Оптинский старец Варсонофий как-то привел рассказ матери, которой открылось будущее ее сына. Это была мать одного из декабристов - Кондратия Рылеева. «Когда сыну было три года, он опасно заболел, находился при смерти; доктора говорили, что не доживет до утра. Я и сама об этом догадывалась, видя, как ребенок мечется и задыхается, – и заливалась слезами. Я думала: «Неужели нет спасения? Нет, оно есть! Господь милостив, молитвами Божией Матери Он исцелит моего мальчика, и он снова будет здоров... А если нет? Тогда, о Боже, поддержи меня, несчастную!».
И мать в отчаянии упала перед ликами Спасителя и Богородицы и горячо, со слезами молилась. Наконец, облокотившись возле кроватки ребенка, она забылась легким сном. И вдруг ясно услышала чей-то незнакомый, но приятный голос, говоривший: «Опомнись, не проси Господа о выздоровлении ребенка... Он, Всеведущий, хочет, чтобы ты и сын твой избежали будущих страданий. Что, если нужна теперь его смерть?». – «Показать тебе его будущее?» – «Да, да, я на все согласна». – «Ну так следуй за Мной».
И мать повинуясь чудному голосу, пошла сама не зная куда. Передо ней возник длинный ряд комнат. Первая, по всей обстановке, была та, где теперь лежал умирающий ребенок. Но он уже не умирал. Не слышно было предсмертного хрипа, он тихо спал, с легким румянцем на щеках, улыбаясь во сне. Она хотела подойти к кроватке, но голос уже звал в другую комнату. Там находился крепкий, резвый мальчик, он уже начинал учиться, кругом на столе лежали книги, тетради. Далее она видела его юношей, затем взрослым, на службе. Но вот уже предпоследняя комната. В ней сидело много незнакомых людей, они оживленно разговаривали, спорили о чем-то, шумели. Ее сын возбужденно доказывал им что-то, убеждал...
Следующая комната, последняя, была закрыта занавесом. Она хотела было направиться туда, но снова услышала голос, сейчас он уже звучал грозно и резко: «Одумайся, безумная! Когда ты увидишь то, что скрывается за этим занавесом, будет уже поздно! Лучше покорись, не выпрашивай жизнь ребенку, теперь еще такому ангелу, не знающему зла...».
Но с криком: «Нет, нет, хочу, чтобы он жил!» – задыхаясь, она спешила за занавес. Тут он медленно поднялся, и она увидела... виселицу, громко вскрикнула и очнулась. Наклонилась к ребенку, и каково было удивление, когда она увидела, что он спокойно, сладко спит, улыбаясь, с легким румянцем на щеках. Вскоре он проснулся и протянул к ней ручонки, зовя: «Мама!». Она стояла недвижимо, словно очарованная. Все было, как во сне, в первой комнате... И доктора, и знакомые – все были изумлены происшедшим чудом.
Накануне своей казни К. Рылеев узнал, что Николай I оказал существенную помощь его семье, это вызвало в нём душевное потрясение, переворот. Ещё недавно он планировал убить царя и гордо признавал: «Не христианин и не раб, / Прощать обид я не умею». И вдруг появляются такие стихи: «Приникни на моё моленье, / Вонми смирению души, / Пошли друзьям моим спасенье, / А мне даруй грехов прощенье / И дух от тела разреши».
«Не ропщи ни на Бога, ни на государя, - писал Кондратий Фёдорович жене накануне казни. - Письмо это отдаст тебе духовный отец мой, протоиерей Пётр Николаевич. Благодарю Создателя, что Он меня просветил и что я умираю во Христе».
Советские историки назвали раскаяние Рылеева «падением». Но вот что интересно, они совсем не обсуждали и даже не ставили вопрос о причинах такого «падения». Интересно, правда, «не христианин и не раб», накануне своего ухода в вечность становится верующим. Откуда такое преображение? Почему человек, который еще недавно готовился убить царя, просит даровать ему «грехов прощение»? Что увидел Рылеев, что он понял или стал понимать, стоя на краю могилы? А ведь таких примеров духовных преображений тысячи и десятки тысяч. Почему же в школьных учебниках их почти нет?   
Если проанализировать ряд исторических примеров научных открытий, то мы увидим, что и ученые прикасались к духовному миру. Знаменитый математик, Гаусс вспоминал, как он, в течение ряда лет, безуспешно пытался доказать одну теорему. «В конце концов, — писал он, — я нашел решение два дня тому назад, не в результате собственных усилий, а по Божьей милости. Загадка была мною разрешена, как во внезапном проблеске молнии. Я сам не в состоянии сказать, какая путеводная нить сделала для меня возможным успех». А кто в состоянии сказать, что значит по Божьей милости? Ученые любят ссылаться на интуицию, мол, в ней все дело - внезапно озарила человека идея. Но вот вопрос – при чем здесь научная логика, ведь озарение частенько бывает и у людей далеких от науки.
Эварист Галуа, судьба которого в высшей степени трагична, в возрасте 20 лет он погиб на дуэли. До того он представил оригинальную работу в Академию наук, которая ее отвергла, ввиду «непонятности». В ночь перед дуэлью, за несколько часов до смерти, в письме, торопливо написанном, Галуа упоминает об открытой им новой теореме, причем на полях прибавляет: «У меня больше нет времени».
Идеи Галуа были совершенно забыты, и лишь через пятнадцать лет после его смерти ученые ознакомились с его работой, отвергнутой академией, и с удивлением констатировали всю глубину новых идей, которые она содержала и которые означали целую революцию в алгебре. Новая теорема, сформулированная Галуа в его предсмертном письме, ныне ясная и понятная, не могла быть понята учеными, жившими во время Галуа. Лишь четверть века спустя были установлены принципы, служащие базою для его теоремы. Откуда узнал об этих принципах Галуа и каким образом? Опять озарение, скажут ученые? Но откуда взялось озарение с опережением науки на двадцать с лишним лет?
Гельмгольц тоже признает факты внезапных актов творчества и серьезных открытий. Ему принадлежит изречение: в кассах типографских наборщиков хранится вся возможная мудрость человечества; надо только уметь комбинировать из букв слова и фразы. Где находятся эти кассы, неужели в сознании ученых?
И каким образом происходит комбинирование новых открытий и изобретений? Причем, одно дело, когда приходит идея конкретного научного открытия, изобретения, другое дело – откровение новых принципов и теорий. И еще вопрос – есть ли что-то общее в научном познании и духовном откровении?
 
Продолжение следует.
 
Валерий Бухвалов, Dr.paed.
 
При подготовке статьи использованы следующие источники:
 
1. А.И. Осипов Путь разума в поисках истины. ¾ М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2010.
2. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. 1993.
3. Непознанный мир веры. Судьба декабриста\ http://azbyka.ru/znakomstva/iz-zhizni-znamenityh-ljudej-d54012.htm  
4. Митрополит Вениамин (Федченков) О вере, неверии и сомнении\ http://predanie.ru/veniamin-fedchenkov-mitropolit/o-vere-neverii-i-somnenii/#/audio/
5. Архимандрит Рафаил (Карелин) «Тайна спасения. Беседы о духовной жизни». М.: 2002.
6. Николаева О. Современная культура и Православие. М., 1999.  


X

.:Напишите нам письмо:.

* Обязательные поля..









* Текст сообщения.
Введите текст с картинки :
X

.:Подписка:.

* Обязательные поля.





Введите текст с картинки :

Подписка дает возможность автоматически получать обновления разделов «БИБЛИОТЕКА» и «ЛЕКТОРИЙ».